Башня
Мигдаль
on-line
Rambler's Top100
БС"Д
«Мигдаль Times» №44 > Амазонка авангарда
В номере №44
Обложка
Еврейское искусство или художники-евреи?
"... И дышат почва и судьба"
... Много хороших и разных
У рампы театра жизни
Амазонка авангарда
Добрые люди Вениамина Клецеля
Сопряжение пространства, времени и... души
Пурим, скоро грянет Пурим!
Двенадцать баллов за бортом, или бал по-мигдалевски
Информационные поля, войны и волны...
Хороший город Черноморск...
Еврейская душа
"В предощущеньи чуда"

Сегодня страсти вокруг «Страстей» — в самом разгаре, и то ли еще будет...
Тема 40-го номера журнала «Мигдаль Times» приурочена к только что прошедшей 2-й Международной конференции «Одесса и еврейская цивилизация».
В течение 5 дней в оккупированном Киеве нацистами и их пособниками было расстреляно более 50 тысяч евреев.

  Для печати
  
Обсудить в форуме  

№44
Мигдаль Times
Амазонка авангарда
Евгений Голубовский

У меня на стене, под стеклом, висит эскиз балетного костюма знаменитой танцовщицы Эльзы Крюгер. Когда-то этот эскиз принадлежал известному одесскому коллекционеру Стратонову, собиравшему книги по искусству, картины и никак не позволившему себе «упустить» эскиз Александры Экстер, которая вырвалась из захваченного красными Киева в еще «белую» Одессу.

Евгений Голубовский
В Одессе А. Экстер открыла свою студию. Она много работала с Эльзой Крюгер, разрабатывая не только эскизы костюмов, но и образы, пластику танца.

Стратонов в старости распродавал, дарил свои сокровища. Этот лист он подарил режиссеру и писателю Илье Рудяку, который возглавлял школу киноактера. Давно это было. Сейчас Илья живет в Чикаго, держит книжный магазин, издает раритетные книги и пишет юмористические рассказы, чаще всего «за Одессу».

А потом еще одно перемещение: Рудяк, восхищенный сцено-графией Виолетты Бабыниной, а они вместе ставили «Трактир» Э. Багрицкого, дарит ей жемчужину своего собрания. И оставалась бы работа Александры Экстер в общежитии театральных работников на улице Якира, если бы волна еврейской эмиграции не подхватила Виолетту. Тогда вывозить живопись и графику было еще труднее, чем сегодня. И Виолетта Бабынина подарила мне эскиз костюма Крюгер, чтобы созданное в Одессе в Одессе и сохранилось.

Вот уже лет пятнадцать, как в мире поднялась новая волна интереса к российскому авангарду, особенно к художницам, которые определяли его направления — это Удальцова, Гончарова, Попова и, прежде всего, — Экстер.

Александра Александровна Экстер (Григорович) вошла в русское искусство как художник Камерного театра, создавая костюмы для Алисы Коонен, сотрудничая с Александром Таировым. Но это произойдет в десятые — начале двадцатых годов.

А девочка, родившаяся в богатой семье мелкого чиновника в Белостоке (Польша) в 1884 году, еще в начале ХХ века попала в Париж и на всю жизнь «заболела» кубизмом, декоративизмом, новой живописью, которую увидела в мастерских Пикассо, Матисса, Дерена...

"Мост Севр"
«Париж пробуждал жажду быть современным во что бы то ни стало, — писал в исследовании об А. Экстер Я. Тугендхольд. — Именно это стремление к современности, к воплощению в искусстве наших вкусов, нашего мироощущения и является главным нервом творчества Экстер»...

Что поняла, что приняла молодая провинциалка в Париже? Она ощутила себя аристократкой духа. И на своей мастерской, как и Пикассо, могла бы вывесить табличку — «место встречи поэтов». Этим аристократизмом было пронизано все ее творчество.

Вернувшись в Киев, она открыла свою школу, куда ученики приходили смотреть, как работает Мастер, музыканты слушали поэтов, а все вместе они писали стихи, оформляли спектакли и улицы, не только рисовали костюмы к балетам, но и ставили новые произведения. Голод — не тетка, но искусство заставляет забыть и о голоде.

В Киеве учениками Александры Экстер были А. Тышлер, И. Рабинович, К. Редько, Л. Козинцева, ставшие впоследствии яркими талантливыми художниками. И каждый из них вспоминал Александру Александровну, И. Эренбурга, О. Мандельштама — круг этой школы, ее педагогов.

В Киеве умирает ее муж, адвокат Н.Е. Экстер. Беспрерывная чехарда властей. В середине декабря 1918 года город буквально пустеет. Еще недавно в Одессу ходит один поезд, в эти дни — 3-4 поезда везут на юг, к еще свободному морю, интеллигенцию.

Эльза Крюгер
И вот уже в феврале 1919 года «Одесский листок» сообщает о лекции А. Экстер в студии Ю. Бершадского, а потом появляются заметки о совместной работе Экстер и Крюгер, о танцевальных вечерах.

Эльза Крюгер была не просто эстрадной танцовщицей, она была авангардисткой по духу, дружила с Н. Гончаровой и М. Ларионовым. Сотрудничество с Экстер лишь укрепило ее художественные привязанности, выкристаллизовало вкус. А. Экстер — человек очень сложного характера, всегда ощущала себя Мастером, а не простой исполнительницей чьих-то замыслов. Ею восхищался В. Мейерхольд, но не работал с ней, ею восхищался С. Дягилев, но предпочитал с ней дружить, а работать с Н. Габо и А. Певзнером и т.д. и т.п. А в случае с Крюгер творческая связь удалась. Они были равно образованы, талантливы.

В Одессе Э. Крюгер готовила с режиссером К. Миклашевским «Саломею» О. Уайльда на музыку Р. Штрауса. Проект оказался интересным для А. Экстер. Увы, приход красных не дал реализоваться замыслу, но студию в Одессе Экстер успела открыть.

Нужно добавить, что Александру Экстер привлекали к оформлению праздника 1 мая. И уже в эмиграции художница неоднократно вспоминала о гигантских панно, выполненных по ее эскизам, рассказывала о них своим ученикам. Рассказывала и надеялась одновременно, что все это будет уничтожено временем, чтобы не остались в ее наследии постыдные, по ее мнению, следы.

А. Экстер. Эскиз костюма
для Эльзы Крюгер.
Из коллекции Е. Голубовского
Нужно ли объяснять, что вскоре А.А. Экстер покинула Одессу, вернулась в Киев, переехала в Москву. Безусловно, следовало бы посвятить не один абзац тому, как работала Экстер с Таировым и Коонен, какой сенсацией были постановки в Камерном театре. Но судьба звала Александру Экстер вновь в Париж, в русскую художественную колонию, которая во многом определяла звучание парижской ноты.

В Одессе остались ее ученики, бережно хранившие эскизы ее костюмов. Да и культурный оазис, где преподавали приглашенные ею Ф. Гозиассон и В. Бабаджан, определил на года уровень театра, живописи в нашем городе.

Лет двадцать назад в Одессе состоялась выставка эскизов Александры Экстер. Были блестящие работы, которые могли бы украсить любой музей — от Украины до США. И мне приятно было, что в этом замесе краски не затерялся эскиз костюма для Эльзы Крюгер — маленький штрих, свидетельствовавший о пребывании А. Экстер в Одессе.

Я рассказывал о художнике, чья жизнь была бурной в ее первый период, очень спокойной и уравновешенной во второй, я бы сказал французский, период. Но, по сути, не пытался объяснить читателю, в чем была мощь и сила А. Экстер. Только ли в глубоком знании классической культуры? Нет, конечно, двадцатый век знал многих энциклопедически образованных людей. Только ли в продуманном скачке от импрессионизма к кубизму, а затем к беспредметничеству? Нет, такой путь прошли многие мастера, кстати, многие из них были выходцами из царской России. Противодействие рождало силу. Но, может, А. Экстер привлекала к себе как женщина-творец? И тут, я уже упоминал, она была не одинока — дружила с другими «амазонками искусства», к примеру, с Верой Мухиной, не только автором «Рабочего и колхозницы», но и создательницей прекрасных портретов из бронзы и стекла.

Так что же? Неужели загадка не имеет ответа? Имеет. Еще на первых выставках, где участвовала Александра Экстер, а это «Стефанос» в 1909 году в Киеве, салоны Издебского в Одессе, чуткая критика приметила музыкальность ее цвета, музыкальность ее ритмов, настолько сильную, что, казалось, сбывается мечта русского композитора А. Скрябина о синтезе слова, звука, цвета.

Эскиз костюма к спектаклю
"Ромео и Джульетта"
Последняя работа А. Экстер в России — «Ромео и Джульетта» с А. Таировым. Сцену постановка не увидела. Почему? Таиров не считал их работу провалом, но признавал (правда, сквозь зубы), что он не дотянул режиссерское решение до уровня костюмов, эскизов декораций А. Экстер. Может быть, именно тогда она окончательно решила уехать в Париж...

Кстати, Камерный театр ездил с гастролями во Францию. И Таиров, и Алиса Коонен знали, каким уважением в среде французской богемы пользуется Экстер. Но в гастрольный репертуар они включили только новые спектакли, не показав парижской публике шедевры А. Экстер — «Фамиру Кифареда» по Иннокентию Анненскому и «Саломею» по Оскару Уайльду.

Но распри, сложности личных отношений — это все осталось в прошлом, за скобками истории. А в настоящем сохранился образ замечательной художницы и ее жизнерадостное, мажорное искусство. Ею восхищался Борис Пастернак, ей посвящала стихи Анна Ахматова.

Разве всего этого недостаточно, чтобы понять, как повезло Одессе — именно тут Александра Экстер учила молодых художников, создавала эстрадно-балетный театр, дышала воздухом Одессы — воздухом свободы. И, наверное, было бы уместно, чтобы Союз театральных деятелей обратился в горисполком с предложением увековечить память А. Экстер мемориальной доской.

  Для печати
  
Обсудить в форуме  
«Мигдаль Times» №44 > Амазонка авангарда
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» , Одесса.

Председатель правления центра «Мигдаль» — Кира Верховская .

Раввином сайта является р. Йосеф Херсонский.

  Замечания/предложения
по работе сайта
// Powered by Migdal website kernel
Download current CVS snapshot (20040721)
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.ru


Будущее Правительство Израиля Jerusalem Anthologia     Jewish TOP 20 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100