Башня
Мигдаль
on-line
Rambler's Top100
БС"Д
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №47 > В пространстве внутренней свободы
К разделу «Мигдаль Times»
В номере №47
Обложка
В присутствии антисемитизма
Миф и история
Евреи и жиды
Скорбное бесчувствие
Проявления антисемитизма в современной Европе
Дальняя разминка
Служение науке и поклонение поэзии
Великий маленький
В пространстве внутренней свободы
Марран из Ленинграда

Будучи священником в польской деревне, Кароль Войтыла отказался крестить еврейского мальчика и попросил вернуть его евреям.
В «подводном слое» протекает разнообразнейшая общественная и культурная жизнь, малоизвестная порой не только ивритоговорящей публике, но и «непосвященным» русскоязычным репатриантам.
Судьба Владислава Шпильмана стала известна миллионам после фильма Романа Поланского «Пианист». О капитане вермахта Вильме Хозенфельде, спасшем Шпильмана, в фильме лишь короткая строка.

  Для печати
  
Обсудить в форуме  

№47
Мигдаль Times №47
В пространстве внутренней свободы
Галина Богуславская

21-й век стремительно захлопнул дверь за веком ушедшим. Не то, чтобы двадцатый не давал к тому повода: кровавые войны, уродливые социальные утопии... Но за дверью оказалось и многое из того, что придавало жизни глубину и ощущение подлинности.

Реальность обновленной действительности очень уж виртуальна, и снова востребована утопия, но уже в качестве обретшего материальность добротного муляжа.

Как возвращение к себе, к своей человеческой сущности, воспринимаются сейчас некоторые художественные явления, отделенные от нас лишь несколькими десятилетиями. В мае исполнилось 100 лет со дня рождения Александра Борисовича Постеля, замечательного одесского графика и живописца. И еще немало живущих вспоминают его: друга, учителя, умного, доброжелательного человека.

Дворик на Греческой

Александр Борисович был «типичным представителем советского народа»: пролетарское происхождение (сын портного), раннее сиротство, с 13 лет — работа, а по вечерам учеба в реальном училище. В 16 лет — красноармеец, а уже через полгода, благодаря заботам комиссара дивизии, — студент-художник. А дальше, как и должно было быть в это время, — пафос «строителя нового мира», романтика борьбы, хорошие друзья, но главное — замечательный учитель и талантливый художник Теофил Борисович Фраерман, в живописный класс которого посчастливилось попасть. И еще одна «судьбоносная» удача — на графическом факультете преподавал один из лучших тогда в Украине офортистов В.Х. Заузе.

Было участие в агитработе, были творческие метания между левыми и правыми, традиционалистами и новаторами, было двухлетнее «паломничество» в Москву — центр художественной жизни страны.

Александр Борисович преподавал в Одесском художественном институте, был сотрудником Одесского художественного музея, профессором Одесского строительного института, членом правления Союза художников Украины.

Человек долга, он жил согласно принятым обществом правилам, но художественное творчество было пространством его внутренней свободы. В его обширном творческом наследии нет пафосной живописи соцреализма, никакой фальши или артистического произвола: лиричность, искренность, созерцательность. По словам Постеля, задача художника — «передать мысль и чувство по форме и исполнению — в возможно доступной простоте».

Среди техник, в которых работал Александр Борисович, — масляная и акварельная живопись, пастели, монотипии, литографии, но, прежде всего, конечно, офорт. Его графика и живопись очень близки. Постель бережно и как-то нежно относится к цвету, словно он пальцами ощущает слегка дымящиеся и почти утратившие материальность краски.

Офорты художника не менее живописны. Офорт — техника сложная, но богатая художественными возможностями. Характером штриха, соотношениями черного и белого Постель умеет передать все разнообразие, все цвета мира — от скользящего луча до нависающей тяжести моста. Офортная игла процарапывает на покрытом лаком металле рисунок легче и подвижнее резца. Многократное травление позволяет получить разнообразный ток линий, передающий свето-воздушную перспективу. Сухая игла делает поверхность работ более теплой и бархатистой.

«Об офортах Постеля можно без преувеличения сказать, что по мастерству исполнения и художественному совершенству они принадлежат к лучшим произведениям советской графики» — оценка республиканской прессы не вызывает сомнения, если обратиться к одесской серии работ. Узнаваемые улочки, дворики, обрывистые берега, яхты и баркасы, и конечно, излюбленный мотив — одесские мосты. В них память детства и опыт зрелости, изменчивость ускользающего света и неизбывное постоянство полутонов.

Пейзажи и натюрморты А. Постеля конкретны и логичны, их чувственность никогда не становится навязчивой. Постель не рассказчик, ему нужен не слушатель, а собеседник. Его знаменитая «Пушкиниана» — своеобразный ассоциативный ряд, навеянный поэзией.

Шесть десятилетий произведения Постеля экспонировались на одесских, республиканских и всесоюзных выставках. Три десятка музеев в границах бывшего СССР хранят его работы. Десятки его учеников работают по всему миру.

Я знала Александра Борисовича только в последние, закатные годы его жизни. Память сохранила образ человека, вызывающего уважение к человечеству.

Рейтинг:   Неинтересно, плохо написано -4 Интересно, хорошо написано
  Для печати
  
Обсудить в форуме  
Главная > Мигдаль Times > №47 > В пространстве внутренней свободы
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .

  Замечания/предложения
по работе сайта
2009-02-09 21:04:45
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.ru


Будущее Правительство Израиля Jerusalem chronikles Jerusalem Anthologia     Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100